многоканальный (351) 200-36-03

адвокат челябинск

г.Челябинск, пр.Ленина 33

   Если у Вас есть вопросы правового характера, на которые еще нет ответа в нашем юридическом блоге,

    Вы можете его прислать на электронный ящик: info@kfil.ru и мы постараемся в самое ближайшее время ответить на него в данном разделе.

Деофшоризация: новый закон, новые правила игры

 Принятая норма, главным образом, направлена на борьбу с российскими гражданами и компаниями, которые «отмывают» денежные средства за рубежом за счет перевода прибыли из российской компании в зарубежную холдинговую компанию, что позволяет накапливать прибыль за рубежом и использовать для инвестиций и других целей, при этом пока прибыль не распределена, налог на прибыль и НДФЛ российские бенефициары не платят.    18 ноября 2014 года Госдума во втором и третьем чтениях приняла в «жесткой» трактовке закон «О деофшоризации», направленный на налогообложение прибыли иностранных компаний, контролируемых гражданами РФ. Принятый закон, прежде всего, вносит изменения в Налоговый кодекс Российской Федерации, а так же вводит ряд понятий, не существовавших ранее: КИК (контролируемая иностранная компания), контролирующее лицо и иностранная организация.

   Теоретически новый закон должен будет работать следующим образом: российский бенефициар иностранной компании сам уведомляет налоговый орган о том, что он является участником иностранной компании, декларирует и подтверждает нераспределенную прибыль и сам уплачивает налоги. Закон вступает в силу с 1 января 2015 г., правительство предусмотрело переходный период для бизнесменов, дабы те смогли «адаптироваться к новым правилам игры». До 2016 года доля порогового значения контролируемой иностранной компании составит 50 процентов, к 2017 будет снижена до 25.

   За неисполнение требований закона, предусмотрен существенный штраф, который будет применяться только с 2017 года. Налоговая база будет определяться исходя из суммы превышающей нераспределенную прибыль контролируемой иностранной компании. На первый взгляд все логично и достаточно просто, но давайте обратимся к реалиям: закон не только в большой степени противоречив, но местами и дискриминационный.

   Бросается в глаза, тот факт, что государство по сути пытается принудить бизнес распределять прибыль и не дает ему права выбора, сгребая все формы бизнеса в одну кучу и не разбираясь в истинной цели, которую преследует компания – далеко не всегда это простое желание уйти от налогов. Кроме того, есть частные компании, а есть публичные – последние в свою очередь размещают акции на биржевых площадках будь-то Лондон или Нью-Йорк. С точки зрения налогового администрирования с частными все понятно, а вот как быть публичным? На лицо очередные административные нагрузки и барьеры со стороны контролирующих органов.

   Следующее на что хочется обратить внимание, это доля резидента в иностранной компании. Закон четко регламентирует каков должен быть ее процент, чтобы бенефициар уведомил налоговый орган о своем участии в иностранной компании, но где не пропадал русский бизнесмен? Ничего не мешает раздробить эту долю на более мелкие части и уйти «в тень».Более всего изумляет тот факт, что законодатели сделали ставку на порядочность россиян: граждане добровольно и самостоятельно должны сдавать уведомления об участии в иностранных компаниях. А если вдруг граждане делать этого не будут, то тут, как говорит заместитель председателя комитета Госдумы, «все офшорные компании известны, все держатели этих компаний тоже известны. Все прозрачно». Такое ощущение, что вышеназванное лицо никогда не имел дела с налоговыми органы, которым дела нет до большинства граждан, пока не придет «приказ сверху взять в оборот». Налоговый орган настолько загружен, что отслеживать самостоятельно владельцев иностранных компаний он точно не станет. То есть, налоговым органам придется как следует поработать, провести большую исследовательскую работу, понять что и где искать, чтобы запросить информацию у иностранного государства. И даже если такая информация будет, не думаю, что иностранные партнеры будут изъявлять большое желание на предъявление ответов на немотивированные запросы. В частности, в ряде юрисдикций информацию об акционере можно получить только по решению суда. Кажется, будто законодатели не придали значения тому моменту, что экономика государств, в которых существуют «офшоры» во многом зависит от этих самых компаний и было бы абсолютной глупостью с их стороны усердствовать в информировании российских налоговых органов об участниках фирм, а уж тем более предоставлять эти данные добровольно.

  Подводя итог краткому анализу нововведений, хочется отметить, что, конечно, законодатель преследовал в целом совсем неплохую цель: пополнить бюджет государства за счет тех, кто действительно скрывает доходы. И здесь вполне актуален вопрос: «почему население страны платит 13 процентов со своих мизерных зарплат, а крупные компании выводят огромные суммы в офшоры и они теряются в неизвестном направлении»? Но читая закон, складывается ощущение, что дали команду «фас», а как ее исполнить четких указаний нет, поэтому решили по старинке, закон напишем, примем «на скорую» руку, а как исполнять его решим по ходу пьесы, в конце концов его же можно править до бесконечности, а бизнес любые эксперименты стерпит, ну или сам что-нибудь новенькое придумает.

  То, что закон будет принят окончательно, уже никаких сомнений нет, поэтому хочется верить, что законодатель его доработает и адаптирует под традиции ведения российского бизнеса, и он начнет работать не ущемляя бизнесменов, и которые не станут жертвами двойного или многократного налогообложения. А у бизнеса есть время обдумать маневры в меняющейся политики государства.

Успешная практика
ЮК Филатов и партнеры
по делам клиентов